Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Лекции TED

Суббота, 21.10.2017, 22:24
03:06

Билл Гейтс о москитах, малярии и образовании



Людоед Билл Гейтс который занимается сокращением населения в бедных странах мира, надеется "решить" некоторые из крупнейших мировых проблем, используя новый вид "филантропии". За восемнадцать увлеченных и немного смешных минут он просит нас обратить внимание на две больших проблемы, и о том как мы могли бы решить их.



На прошлой неделе я написал письмо касающееся работы фонда и поделился в нем некоторыми проблемами. И Уоррен Баффет порекомендовал мне сделать это - быть честным относительно того, что шло хорошо, а что нет, и сделать такое обращение это ежегодным. Моя цель была привлечь больше людей для работы над этими проблемами потому что я думаю, что существуют важные проблемы которые не прорабатываются "натуральным образом". То есть, рынок не стимулирует ученых, масс-медиа, мыслителей, правительства делать правильные вещи. И только уделяя внимание этим вещам, и собирая талантливых людей, которым не все равно, и которые привлекают других людей мы можем достичь требуемых успехов.

Этим утром я хочу поделиться с вами двумя такими проблемами и поговорить о стадии их решения. Но пока я не углубился в детали, я хочу сказать, что я оптимист. Я думаю, что любая проблема может быть решена. И одна из причин по которым я так думаю, это взгляд в прошлое. За прошедший век продолжительность жизни увеличилась вдвое. Другой статистический показатель, возможно мой любимый это детская смертность. В 1960 году родилось 110 миллионов детей, и 20 миллионов из них умерли не дожив до 5 лет. Пять лет назад, родилось 135 миллионов детей - настолько больше - и менее 10 миллионов из них умерло в возрасте до 5 лет. То есть уровень детской смертности уменьшился в два раза. Это феноменально! Каждая из этих жизней очень много значит.

И основная причина по которой это произошло заключается не только в увеличение доходов, но также в прорывах в ключевых областях: в вакцинах, котороые стали более доступны. Например, корь унесла четыре миллиона жизней совсем недавно, в 1990, а сейчас этот показатель уменьшился до 400 тысяч. Значит мы действительно можем изменять вещи вокруг нас. Следующая цель - сократить эти 10 миллионов смертей еще вдвое. И я считаю, это вполне реально в период менее 20 лет. Почему? На самом деле очень мало болезней которые ответственны за большинство летальных исходов: диарея, пневмония и малярия.

И это ведет нас к первой проблеме, которую я хотел бы обсудить: как остановить смертельную болезнь, которая переносится комарами?

Начнем с простого: какова история этой болезни? Это серьезное заболевание, известно уже на протяжении тысяч лет. На самом деле, если мы посмотрим на генетический код, Это единственная болезнь, про которую мы знаем, что люди, жившие в Африке эволюционно приобрели некоторые черты, чтобы избежать смерти от малярии. Пик смертей, более пяти миллионов, зарегистрирован в 1930х. Это было абсолютно огромно. И болезнь была распространена по всему миру. Ужасная болезнь. Она была в США. Была в Европе. Люди не знали, что ее вызывает до начала 1900, когда Британский военный обнаружил, что причина - комары. Болезнь была повсюду. И две вещи помогли уменьшить смертность. Первая - убийство комаров при помощи ДДТ. Вторая - лечение больных хинином или его производными. Вот почему количество смертей уменьшилось.

Ирония в том, что так получилось, что она была уничтожена во всех температурных поясах, в которых располагаются богатые страны. Как можно видеть: 1900, болезнь повсюду 1945, по прежнему почти везде. 1970, в США и большей части Европы болезнь уничтожена. 1990, болезнь побеждена практически во всех северных регионах. И совсем в недавнее время болезнь наблюдается только на экваторе.

И это приводит к парадоксу, что поскольку болезнь присутсвует только в более бедных странах, проблема больше не финансируется на достаточном уровне. Например, в лекарства от облысения вкладывается больше денег, чем в лечение малярии. Ну, хотя, облысение - тоже страшная штука. (Смех) И богатые люди ему подвержены. И вот почему так расставлены приоритеты.

Но малярия, даже миллион смертей в год, вызванных малярией влияние ее сильно недооценивают. Более 200 миллионов человек в любой момент одновременно страдают от малярии. Это значит, что вы не сможете наладить экономику в этих странах потому, что малярия сдерживает развитие. Малярия, разумеется, переносится комарами. Я принес сюда немного, чтобы вы почувствовали. Так, пусть немножко полетают по аудитории. (Смех) Нет причин, чтобы только бедные люди могли испытать это. (Смех) (Апплодисменты) Эти комары не инфицированы.

Мы придумали еще несколько новых вещей. У нас появились антикомаринные сетки над кроватями. И эти сетки - замечательная вещь. Это значит, что мать и дитя могут оставаться под сеткой всю ночь, так, что комары, которые кусают ночью, до них не доберутся. И когда вы внутри помещений распыляете ДДТ и используете сетки вы снижаете смертность на 50 % И это используется сейчас в ряде стран. Это прекрасно.

Но мы должны быть осторожными, потому что малярия -- эволюционируют паразиты и эволюционируют комары. И все инструменты, которыми мы ранее пользовались постепенно становятся неэффективными. И у вас есть два выбора. Если вы приедете в страну с правильными инструментами и правильным подходом и вы интенсивно поработаете, локально вы устраните инфекцию. И в этом случае зона малярии на карте уменьшается. А если вы займетесь этим спустя рукава, на некоторое время вы облегчите ситуацию, но в итоге ваши инструменты станут неэффективными, и смертность, вскоре, опять вырастет. И мир уже прошел через это, сначала мы уделяли внимание, а потом расслабились.

Сейчас мы на подъеме. Финансирование антикомаринных сеток растет. Идет разработка новых лекарств. Наш фонд поддерживает вакцину, которая скоро пройдет третий этап тестирования он начнется через пару месяцев И если она будет эффективной, это спасет две трети жизней. И у нас будут эти новые инструменты.

Но одно это не дает нам полного плана, потому что план по уничтожению болезни включает в себя много вещей. Он требует специалистов по массовой коммуникации чтобы поддерживать финансирование, чтобы поддерживать уровент видимости, чтобы рассказывать об успехах. Он вовлекает социологов, чтобы мы знали как сделать, чтобы сетками пользовались не 70% но 90% процентов людей. Нам нужны математики, которые придут и промоделируют это, например, применят метод Монте-Карло, чтобы понять, как эти инструменты объединяются и работают вместе. Конечно, нам нужны лекарственные компании, для экспертизы. Нам нужны правительства богатых стран, чтобы они оказывали помощь в этих проектах. И как только эти элементы сложатся в цельную картину, я весьма оптимистично настроен, что мы сможем уничтожить малярию.

Теперь, позвольте приступить ко второму вопросу, совсем из другой сферы, тем не менее, я бы сказал, столь же важному. И вопрос таков: как воспитать хорошего преподавателя? Кажется, что над этим вопросом люди уже много думали, и мы понимаем его очень хорошо. Но на самом деле ответ противоположен: нет, мы этого не понимаем. Начнем с того, почему это важно. Ну, у всех присутствующих, бьюсь об заклад, наверняка были прекрасные учителя. У всех нас было замечательное образование. Это одна из причин, почему мы все сегодня здесь, одна из причин, почему мы добились успеха в жизни. Я могу сказать это, даже несмотря на то, что я бросил колледж. У меня были замечательные учителя.

На самом деле в США, система образования работает весьма успешно. В малом количестве учреждений много вполне хороших учителей. И лучшие 20 процентов учеников получили хорошее образование. И эти лучшие 20 процентов - лучшие во все мире, если их сравнивать с 20 процентами лучших во всем мире. И они создают революционные прорывы в программном обеспечении и биотехнологии и поддерживают приоритет США.

Сенйчас же сила этих лучших 20 процентов начинает в относительном выражении уменьшаться но еще больше беспокоит, что люди получают несбалансированное образование. Оно не только слабое, оно становится еще слабее. И если вы посмотрите на экономику, возможности сейчас предоставляются только людям с лучшим образованием. И мы должны изменить это. Мы должны изменить это, чтобы у людей были равные возможности. Мы должны изменить это, чтобы страна стала сильной и оставалась на переднем крае всех вещей, которые требуют продвинутого образования, например в науке и математике.

Когда я в первый раз ознакомился со статистическими данными Я был ошеломлен, насколько все плохо. Больше 30 процентов детей не заканчивают старшие классы средней школы. И это скрывалось долгое время, потому что всегда брали количество бросивших школу, как число кто начал учиться в выпускном классе, и сравнивали с количеством тех, кто закончил выпускной класс. Потому что они не следили, где дети были до этого. Но большинство недоучек бросили школу до этого. Пришлось увеличить заявленную величину бросивших школу сразу после этого исследования до более чем 30 процентов. Для детей из этнического меньшества, эта цифра - более 50 процентов. И если вы даже закончите старшие классы, если у вас маленький доход, у вас меньше 25 процентов, что вы когда либо получите диплом бакалавра. Если у вас низкие доходы в США, у вас более высокий шанс попасть за решетку чем закончить четырехлетнее образование в колледже. И это кажется не справедливым.

Итак, как сделать образование лучше?

Наш фонд в течение последних 9 лет инвестировал в эту область. Много людей работает над этим. Мы работали с маленькими школами, мы финансировали гранты, мы работали с библиотеками. Многие из этих вещей дали хорошие результаты. Но чем больше мы на это смотрели, тем больше осознавали, что иметь хороших учителей это ключевая задача. И мы подключили людей, изучавших каков разброс в квалификации учителей, скаджем, между лучшими 25 процентами-- и худшими 25 процентами. И какова вариация этого разброса в одной школе, или в разных школах? И ответ, что разница в уровне обсолютно невероятна. Учитель из лучших 25% повысит знания у класса -- по тестовым экзаменам -- более чем на 10 процентов за один год. Что это значит? Это значит, что если в США на 2 года, будут преподавать учителя из лучших 25%, разница между нашим образованием и Азиатским исчезнет. А за 4 года мы просто будем превосходить весь мир.

Итак, все просто. Все что нам надо - это учителя из лучших 25%. И вы скажете, "Вау, давайте вознаградим этих людей. Мы должны сохранить этих людей. Мы должны найти то, что они делают и передать навыки другим людям." Но я скажу, что этого абсолютно не происходит.

Каковы характеристики этих лучших 25%? Как они выглядят? Вы подумаете, что это должно быть опытные учителя. И ответ - нет. После трех лет преподавания качесто преподавания дальше не меняется. Разброс очень и очень маленький. Вы думаете, что это люди со степенями магистра образования? Они вернулись, и получили степени магистров образования. На этой диаграмме учтены четыре различных фактора и она говорит насколько они объясняют качество преподавания. Эта нижняя штука которая говорит о том, что эффекта вовсе нет - это степень магистра.

Теперь, то как работает система оплаты, вознаграждаются обычно две вещи. Первая - это стаж. Потому, что жалование растет и вы вкладываете в свою пенсию. Вторая - это дополнительные деньги за степень магистра. Но это нисколько не связано с талантом преподавателя. Данные по организации "Учить для Америки": слабый эффект. Для учителей математики, проходящих там обучение, есть измеримый эффект. Но что значительно более важно - это ваши прошлые успехи. Есть люди, которые очень хороши в этом. И мы почти ничего не сделали чтобы изучить что это, научиться использовать и воспроизводить это, поднять средние способности -- или воодушевить людей с талантом чтобы они остались в системе.

Вы скажете, "Сделайте так, чтобы хорошие учителя оставались, а плохие уходили?" Отвечу, что в среднем чуть лучшие учителя покидают систему. А это система с огромной текучестью кадров.

Есть несколько мест, очень мало, где делают великих учителей. Хорошим примером является сеть школ KIPP. KIPP означает "Знания- сила". Это невероятная вещь. У них 66 школ, в основном средние школы, и несколько выпускных школ и там - великолепное обучение. Они берут детей из беднейших семей, и свыше 96 процентов выпускников поступают в колледжи и ВУЗы. И сам дух и отношение в этих школах отличен от обычных школ. У них командное обучение. Они постоянно совершенствуют своих учителей. Они собирают данные, тестовые экзамены, и говорят учителю, "Эй, у тебя такой прирост в результатах тестов." Они глубоко вовлечены в улучшение преподавания.

Когда вы входите и садитесь в одном из классов, с первого взгляда все очень ненормально. Я сел и подумал "Что происходит?" Учитель бегал вокруг и уровень энергии был очень высокий. Я подумал "Я на спортивном ралли, или типа того, что происходит?" И учитель постоянно смотрит, кто из детей не уделяет внимания, кому из них скучно, и спрашивает их быстро, пишет что-то на доске. Это была очень динамичная среда, потому что особенно в средних классах -- с пятого по восьмой-- оставлять людей вовлеченными и задавая тон, что каждому в классе приходится уделять внимание предмету, никто не хочет посмеяться над этим или иметь место ребенка, который не хочет быть там. Каждый должен быть вовлечен. И KIPP делает это.

Как она сравнивается с обычной школой? Ну, в обычной школе учителям не говорят, насколько они хороши. Информация не собирается. В учительском контракте, есть предел того как часто директор будет наведываться в класс -- иногда даже раз в год. И им нужно заранее уведомить об этом учителя. Представьте себе фабрику с разными рабочими, некоторые из них делают откровенный брак, и руководству говорят, "Эй, вы можете спускаться сюда раз в год, но перед тем как придти оповестите нас, чтобы мы могли вас одурачить, и показать что мы работаем хорошо на короткое время."

Даже учитель, желающий улучшения, не имеет инструментов для этого. У них нет тестов, зато есть целый набор факторов препятствующий этому, блокирующий информацию. Например, в Нью-Йорке приняли закон в котором сказано, что учительская статистика, не может быть доступна и использована в решении о нанятии учителей на постоянную работу. И это работает в противоположном направлении. Но я оптимистичен по этому поводу, Я думаю есть ясные вещи, которые мы можем сделать.

Первым делом,будет еще много тестов и это даст нам картину того, где мы находимся. И это позволит нам понять, кто работает хорошо, вызывать их, посмотреть на их методы преподавания.. Конечно, цифровое видео сейчас дешево. Ставить несколько камер в классе и сказать что все постоянно записывается в реальном времени очень практично во всех общеобразовательных школах. И так, каждые несколько недель учителя могут собраться и сказать, "OK, вот короткий клип, мне кажется я сделал здесь все прекрасно. Вот короткий клип , в котором я считаю что был недостаточно хорош. Посоветуйте, когда вот этот ребенок закапризничал, что я должен был предпринять?" И они все вместе могут сесть и проработать этот вопрос. Вы можете взять самых лучших учителей, и прокомментировать их действия, чтобы каждый увидел, кто самый лучший в преподавании данного предмета.

Вы можете взять эти лучшие лекции и сделать их доступными так что ребенок может пойти и посмотреть курс физики, научиться из него. Если у вас ребенок неуспевающий, вы можете назначить им это видео для просмотра с целью создания представления о предмете. И на самом деле, эти бесплатные курсы не должны быть доступны лишь в интернете, надо сделать чтоьы всегда были доступны DVD, и что у каждого, имеющего доступ к DVD плееру была возможность поучиться у великих учителей. И глядя на это как на систему работы персонала мы можем сделать систему лучше.

На самом деле есть книга о KIPP -- место где все это происходит -- которую написал репортер Джей Мэтьюс, называется, "Трудись упорно, будь хорошим." Я думаю это превосходно. Она дает вам чувство того. что делает хороший учитель. Я хочу послать всем здесь присутствующим бесплатную копию этой книги. (Апплодисменты)

Сейчас, мы вкладываем много денег в образование и я действительно считаю, что правильное образование - это действительно самая важная вещь, чтобы у страны было действительно достойное будущее. На самом деле у нас есть экономический план стимуляции -- очень интересный -- версия для Белого Дома содержала бюджеты для всех упомянутых систем сбора информации о преподавании, и она не прошла в Сенате потому что есть люди, которые боятся подобных вещей

Но я -- я настроен оптимистично . Я думаю, люди начинают понимать, насколько это важно, и это действительно может иметь значение для миллионов жизней, если мы сделаем все правильно. Времень хватило, чтобы очертить контуры всего двух проблем. Есть огромное количество проблем, также требующих решения -- СПИД, пневмония -- Я вижу, что вы взволнованы уже от самих названий. И квалификации требуемые для решения этих вопросов - очень обширные. Знаете, система не способна сама совершить это. Правительства не занимаются этими проблемами в нужном направлении. Частный сектор не вкладывает ресурсы в решение этих проблем.

И необходимо, чтобы замечательные люди, такие как вы, изучали эти проблемы, вовлекали других людей -- и помогали найти решения. И я думаю, что в итоге из этого получатся великие и важные результаты.

Спасибо. (Бурные продолжительные апплодисменты, переходящие в пламенную овацию)

Категория: глобальные вопросы | 11.02.2012
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Документальное кино онлайн | Театр онлайн | Джон Пилджер


www.doskado.ucoz.ru