Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Лекции TED

Пятница, 15.12.2017, 22:56
11:42

Нгози Оконьо-Ивевала: о развитии бизнеса в Африке



Африка нам известна своими негативными образами - голод и болезни, конфликты и коррупция. Но, как говорит Нгози Оконьо-Ивевала, есть и другая менее известная история, которая имеет место сейчас во многих африканских странах: история реформ, экономического процветания и возможностей для бизнеса.

Скачать Жалоба на нерабочую ссылку

 

Большое спасибо Крис. Каждый, кто выходил на эту сцену, сказал, что ему было страшно. Я не знаю, страшно ли мне сейчас, но я в первый раз обращаюсь к подобной аудитории. И у меня нет никакого "умного технологического средства", на которое вы могли бы смотреть. У меня нет слайдов, поэтому вам придется довольствоваться мной. (Смех)

Этим утром мне бы хотелось поделиться с вами парой историй и рассказать о другой Африке. Сегодня утром уже были некоторые упоминания об Африке, которые вы и так слышите все время: Африка с ВИЧ/СПИД, малярийная Африка, бедность в Африке, конфликты в Африке, и катастрофы в Африке.

Конечно, эти вещи происходят, это правда, но есть также Африка о которой вы редко слышите. И я сама нахожу это загадочным и все время спрашиваю себя "почему?" Вот это Африка, которая меняется, на которую ссылался Крис. Это Африка возможностей. Это Африка,где люди хотят быть ответственными за свое собственное будущее и свою судьбу. И это Африка, где люди ищут партнерства, чтобы сделать это. И это то, о чем я хочу поговорить сегодня.

И начну я с рассказа об истории, которая изменила Африку. 15-го сентября 2005 года, мистер Дипри Аламьесига, губернатор одного из богатых нефтью штатов Нигерии, был арестован полицией Лондона (London Metropolitan Police) во время своего визита в Лондон. Он был арестован за перевод 8 миллионов долларов, которые поступили на некоторые сберегательные счета, которые принадлежали ему и его семье. Его арест стал возможным, потому было взаимодействие между Лондонской полицией и Комиссией по Экономическим и Финансовым преступлениям Нигерии, возглавляемой одним из наших самых способных и смелых специалистов: мистером Нуху Рибаду. Аламьесига был арестован в Лондоне. Однако из-за некоторых упущений, он смог сбежать переодетым в женщину и вернулся из Лондона в Нигерию где, согласно нашей конституции, те, кто на госслужбе, такие как губернатор или президент- как и во многих других странах - обладают неприкосновенностью и не могут быть осуждены. Но вот что произошло: люди были настолько возмущены его поведением, что смогли объявить ему импичмент и вышвырнуть из офиса (лишить власти).

Сегодня, Аламс, как мы его сокращенно называем, находится в тюрьме. Это история о том факте, что люди в Африке больше не согласны терпеть коррупцию своих лидеров. Это история о факте, что люди хотят, чтобы их ресурсы управлялись должным образом на их благо, а не отправлялись в места где на них сможет наживаться элита. И поэтому, когда вы слышите о коррупции в Африке - постоянной коррупции - я хочу, чтобы вы знали, что люди и некорые правительства усиленно пытаются бороться с этим в некоторых странах, и уже появляются некоторые успехи.

Означает ли это, что проблема исчерпана? Ответ - нет. Предстоит еще пройти долгий путь, но уже есть намерение. И успехи уже обозначились в этой очень важной борьбе (с коррупцией). Поэтому, когда вы слышите о коррупции, не думайте, что ничего не происходит в этой области, что невозможно работать ни в одной африканской стране из-за большого уровня коррупции. Это неправда. Есть желание бороться, и во многих странах эта борьба уже происходит и выигрывается. В других странах, как например в моей, в Нигерии, в которой была длительная история диктатуры, эта борьба идет и нам предстоит еще долгий путь.

Но правда заключается в том, что борьба с коррупцией продолжается. Результаты налицо: независимый мониторинг Всемирного Банка и других организаций показывают, что во многих случаях, линия тренда идет на спад, если говорить о коррупции, а деятельность органов власти улучшается. Исследование Экономической Комиссии по Африке показывает четкий восходящий тренд в области управления в 28 африканских странах.

И разрешите мне добавить еще одну вещь, прежде чем я перейду от темы управления. Люди все время говорят "коррупция, коррупция." Все время, когда они говорят об этом, вы незамедлительно думаете об Африке. Вот и складывается имидж: "африканские страны". Но позвольте мне сказать следующее: если Аламс смог переправить 8 миллионов долларов на свой счет в Лондоне - и если другие люди, которые приняли эти деньги там, подсчитали, что от 20 до 40 миллиардов средств, принадлежащих бедным странам, находятся зарубежом в развитых странах. Если они смогли принять эти деньги на счет, тогда что это? Это что не коррупция? В этой стране, если вы приняли ворованные вещи, вы не будете наказаны? Поэтому когда вы говорите о таком виде коррупции, давайте также подумаем о том, что происходит на другой стороне земного шара, куда идут эти деньги, и что можно сделать, чтобы остановить это. Сейчас я работаю над одной инициативой, совместно со Всемирным Банком, над восстановлением средств, пытаясь сделать, что возможно, чтобы вернуть деньги, которые были перечислены заграницу - деньги развивающихся стран, которые нужно отправить назад. Потому что если мы сможем отправить 20 миллиардов долларов обратно, это будет значить намного больше для этих стран, чем вся вместе взятая гуманитарная помощь. (Аплодисменты)

Вторая вещь о которой я хотела поговорить - это желание реформы. Африканцы - они устали, мы устали быть предметом благотворительности и заботы. Мы благодарны, но знаете что - мы можем сами позаботиться о своей судьбе, если у нас есть желание провести реформу. И сейчас во многих африканских странах приходит понимание того, что никто не сможет сделать это за нас. Мы должны сделать это сами. Мы можем пригласить партнеров, чтобы помочь нам, но нам нужно начать самим. Нам надо начать реформировать экономику, поменять наших лидеров, стать более демократичными, быть более открытыми к переменам и к информации.

И вот что мы начали делать в одной из самых больших стран на континенте, в Нигерии. На самом деле,если вы не в Нигерии, то вы и не в Африке. Я хочу сказать вам, что (Смех) Каждых из 4-х людей в суб-экваториальной Африке - нигериец, и население составляет 140 миллионов динамичных людей, хаотичных людей, но очень интересных людей. Вы никогда не соскучитесь с ними. (Смех)

Мы начали с того, что осознали, что мы должны стать ответственными и реформировать самих себя. И с помощью нашего лидера который хотел в то время проводить реформы, мы поставили во главу угла всеохватывающую программу по реформе, которую разработали сами. Не Международный Валютный Фонд. Не Всемирный Банк, где я проработала 21 год и выросла до вице-президента. Никто не сможет сделать это для вас. Вы должны сделать это для себя.

Мы составили программу, которая будет: первое - уберет влияние государственных органов из бизнесов, к которым оно не имеют отношения, которые оно не должно контролировать. Государство не должно вмешиваться в бизнес по производству товаров и услуг, потому что оно неэффективно и некомпетентно. Поэтому мы решили приватизировать многие из наших производств. (Аплодисменты) И, как результат, мы решили либерализовать многие из наших рынков. Верите ли вы, что до этой реформы, которую мы начали в конце 2003 года, когда я покинула Вашингтон, чтобы занять пост министра финансов, у нас была телекоммуникационная компания, которая смогла провести только 4500 наземных линий за весь 30-летний период своей истории? (Смех)

Иметь телефон в моей стране было роскошью. Вы не могли получить его. Вам надо было дать взятку. Вам нужно было сделать столько всего, чтобы получить ваш телефон. Когда президент Обасаньо поддержал и начал либерализацию телекоммуникационного сектора, мы поднялись с 4500 линий до 32 миллионов GSM линий и продолжаем увеличивать. Телекоммуникационный рынок Нигерии второй по скорости роста в мире после Китая. Мы получаем инвестиции около 1 миллиарда долларов в год в телекоммукации. И никто не знает, за исключением нескольких умных людей. (Смех)

Самые умные - это те, что пришли первыми, это была компания MTN из Южной Африки. И за три года что я была министром финансов, они заработали прибыль в среднем 360 миллионов долларов за год. 360 миллионов на рынке страны, которая является бедной страной, со средним доходом на душу населения всего лишь 500 долларов. Итак, рынок уже сушествует. Они держали это в секрете, но другие скоро узнали об этом. Нигерийцы сами стали развивать некоторые телекоммуникационные компании, и три из четырех других пришли тоже. Но там огромнейший рынок, и люди не знают об этом или не хотят знать. Итак, приватизация - это одна из вещей, которую мы сделали.

Другая вещь, которую мы осуществили - это более правильное управление нашими финансами. Потому что никто не поможет и не поддержит вас, если вы неправильно управляете своими финансами. И Нигерия со своим нефтяным сектором имеет репутацию коррумпированной страны, которая не может управлять своими финансами. Итак, что мы пытаемся сделать? Мы ввели фискальное правило, которое устранило связь между нашим бюджетом и ценой на нефть. Сначала мы планировали бюджет, основываясь на цене нефти, потому что нефть является наиболее доходным сектором в экономике: 70 процентов нашего дохода поступает от нефти. Мы убрали эту связь, и как только мы это сделали, мы начали планировать бюджет на уровне цены, которая немного ниже, чем цена на нефть и сберегать то, что оставалось в излишке. Мы не знали, что сможем выдержать; это было очень спорно. Но это незамедлительно помогло решить проблему волатильности, которая имелась в нашем экономическом развитии когда цены на нефть были высокие, мы начинали расти быстрее. Если же они падали, мы тоже падали. И мы едва могли платить за что-то, выплачивать зарплаты. Это сгладилось после реформы. Мы могли теперь начинать сберегать то, что оставалось, 27 миллиардов долларов пошло в резерв. В то время, как я пришла в 2003 году, в резерве было 7 миллирдов долларов. К моменту моего ухода резерв вырос до 30 миллиардов долларов. На этот момент там 40 миллиардов долларов, благодаря правильному управлению нашими финансами. Это укрепило нашу экономику, сделало ее более стабильной.

Наш обменный курс, который постоянно колебалсяЮ сейчас относительно стабилен и управляем, таким образом бизнесмены могут предсказывать цены в экономике. Мы снизили инфляцию с 28% до 11%. Наш рост ВВП увеличился с 2,3% в среднем по предыдущему десятилетию до 6,5% сейчас. Таким образом, все изменения и реформы, которые нам удалось провести, показали результаты, которые измеримы в экономике.

И, что самое главное, это потому что нам хотелось уйти подальше от нефти и диверсифицировать - и для этого есть столько возможностей в этой огромной стране, равно как и в других странах Африки - это удивительно, что произошел такой рост не только из-за нефтяного сектора, но также от развития не-нефтяных ресурсов. Сельское хозяйство выросло на 8 процентов. С ростом телекоммуникаций выросли жилищный сектор и строительство, и я могу продолжать дальше и дальше. И это только для того, чтобы проиллюстрировать вам, что как только вы нормализуете макроэкономическую ситуацию, возможности в различных секторах станут огромными.

У нас есть возможности в сельском хозяйстве, как я уже сказала. У нас есть возможности в добыче полезных ископаемых. У нас много минералов, в которые никто пока не инвестировал или искал. И мы понимаем, что без соответствующей законодательной базы этого не произойдет. Теперь у нас есть Кодекс по полезным ископаемым, который сравним с лучшими в мире. У нас есть возможности в жилищном секторе. Раньше в стране со 140 миллионным населением не было ничего - даже тех торговых центров, которые вам известны сейчас. Это была инвестиционная возможность для кого-то, кто хотел поразить воображение людей. И сейчас, у нас такая ситуация, когда бизнес в этих торговых центрах приносит выручки в 4 раза больше, чем было запланировано.

Таким образом, огромные события происходят в строительстве, жилищном секторе, домостроительстве. В финансовом секторе у нас было 89 банков. Многие не занимались реальным бизнесом. Мы консолидировали их, и из 89 сделали 25 банков путем требования увеличить свои капитал - объединить капиталы. И он увеличился с 25 миллионов долларов до 150 миллионов долларов. Эти банки сейчас консолидировались, и это укрепило банковскую систему, которая привлекла много инвестиций из зарубежья. Barclays Bank из Великобритании предоставил 500 миллионов. Standard Chartered предоставил 140 миллионов. И я могу продолжать дальше. Все больше долларов входило в систему.

Мы делаем то же самое в секторе страхования. Это о возможностях в финансовом секторе. В туризме, во многих африканских странах тоже есть великолепные возможности. Именно поэтому многие люди и знают восточную Африку - дикую природу, слонов и так далее. Но управлять рынком туризма так, чтобы это приносило пользу людям является очень важным делом.

Что я хочу сказать? Я пытаюсь сказать вам, что сейчас идет новая волна на континенте. Новая волна открытости и демократизации, в которой с 2000 года более чем две трети африканских стран получили многопартийную систему выборов. Не все из них идеальны или будут идеальными, но тенденция уже очень четкая. Я пытаюсь сказать вам, на протяжении прошедших трех лет средний уровень роста на континенте увеличился с 2,5 процентов до 5 процентов в год. Это лучше чем показатели во многих развитых странах (страны ОЭВР). Стало ясно, что наступают перемены.

Стало меньше конфликтов на континенте; с 12 конфликтов десятилетие назад мы спустились до 3-4. Один из самых ужасных - это Дарфур. Но вы знаете, есть эффект соседства, где если что-то происходит на одной части континента, то кажется, что поражен весь континент. Но вам следует знать, что это континент состоит из многих стран, а не только одной. И если мы снизились до 3-4 конфликтов, это означает, что появилось множество возможностей инвестировать в стабильные, растущие, пробуждающиеся экономики, где существует масса возможностей. Я только бы хотела сделать одну заметку про инвестиции.

Лучший способ помочь африкацам сегодня - это помочь им твердо стоять на своих ногах. И самый лучший способ сделать это - создавать рабочие места. Нет ничего плохого в том, чтобы бороться с малярией и вкладывать в это деньги и сохранить жизни детей. Я говорю не об этом. Это великолепно. Но представьте эффект на семью: если у родителей есть работа и они делают все возможное, чтобы ребенок ходил в школу, и сами покупают лекарства, чтобы бороться с болезнью самостоятельно. Если мы сможем инвестировать в места, где вы сами сможете зарабатывать деньги, тем самым создавая рабочие места и помогая людям твердо стоять на своих ногах, не будет ли это прекрасной вохможностью? Не это ли решение проблемы? И я хочу сказать, самыми лучшими людьми в которых стоит инвестировать на континенте, являются женщины. (Аплодисменты)

У меня здесь есть компакт-диск. Мне жаль, что я не уложилась во время. Иначе мне было бы приятно, чтобы вы посмотрели это. Здесь написано: "Африка открыта для бизнеса". Это видео, которое выиграло награду, как самый лучший документальный фильм года. Женщина, которая сделала это, будет в Танзании, где у них будет сессия в июне. Видео показывает, что африканцы, в частности женщины, которые несмотря на волю случая, смогли развить бизнес, и некоторые из них - мирового класса.

Одна из них на этом видео - Аденике Огунлеси, занимается изготовлением детской одежды, которое началось как хобби и выросло в бизнес. Перемешивая африканские материалы, которые у нас есть, с другими материалами. Так она может сшить пару маленьких твидовых брючек из африканских материалов. Очень креативный дизайн. Она достигла стадии когда к ней стали поступать заказы от гипермаркета Wal-Mart. (Смех) Около 10 000 штук. Это иллюстрирует, что люди способны делать такие вещи.

И женщины ответственны, они сфокусированы и трудолюбивы. Я могу продолжать давать примеры: Беатрис Гакуба из Руанды, которая открыла цветочный бизнес и сейчас экспортирует на голландский аукцион в Амстердаме каждое утро, с ней работают 200 других женщин и мужчин. Однако многие из них изголодались по тому, чтобы начать увеличивать капитал, потому что никто не верит, что мы можем выходить на другие рынки, что мы можем делать все необходимое для этого. Никто не думает об этом применительно рынка. Никто не думает, что для этого есть возможность. И, стоя здесь, я говорю, пропустив лодку сейчас, вы пропустите ее навсегда.

Итак если вы хотите быть в Африке, подумайте об инвестициях. Подумайте о многих Беатрис и Аденике этого мира, которые делают невероятные вещи, которые помогают им войти в мировую экономику, но в то же время делая все, чтобы их со-товарищи: мужчины и женщины были трудоустроены, и чтобы дети в этих семьях получали образование, потому что их родители зарабатывают достойные деньги.

Итак я приглашаю разведать эти возможности. Когда вы поедете в Танзанию, слушайте внимательно, потому что я уверена, что вы услышите о различных возможностях, которые откроются для вас, которые позволят вам сделать что-то полезное для континента, для людей и для себя.

(Спасибо большое) (Аплодисменты)

Категория: глобальные вопросы | 24.02.2012
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Документальное кино онлайн | Театр онлайн | Джон Пилджер


www.doskado.ucoz.ru