Вы вошли как Гость | Группа "Гости" | RSS

Лекции TED

Пятница, 19.07.2024, 01:40
18:31

Мартин Рис задается вопросом: Это наш последний век?



Выступая как в качестве астронома, так и просто "обеспокоенного представителя человеческой расы", Мартин Рис исследует нашу планету и ее будущее с космической точки зрения. Он настоятельно призывает к необходимости предпринять меры по предотвращению опасных последствий научного и технологического развития.

Скачать Жалоба на нерабочую ссылку

 

Если вы возьмете наугад 10 тысяч людей, у 9,999 из них будет что-то общее: их профессиональные интересы так или иначе будут связаны с чем-то, что лежит на или вблизи поверхности Земли. Исключением будут лишь астрономы, и я являюсь представителем этой странной породы людей. (Смех) Мое выступление состоит из двух частей. Сначала я буду выступать в качестве астронома, а затем как обеспокоенный представитель человечества. Но давайте начнем с воспоминания о Дарвине, который показал что мы являемся результатом четырех миллиардов лет эволюции. И то, что мы пытаемся делать в астрономии и космологии - это обратиться к истокам, предшествующим эволюционной теории Дарвина о зарождении жизни, чтобы рассматривать нашу Землю в космическом контексте.

Давайте просмотрим несколько слайдов. Здесь вы можете увидеть столкновение, которое произошло с кометой неделю назад. Если бы так отправили ядерное оружие, это выглядело бы гораздо более захватывающе, чем то что в действительности произошло в прошлый понедельник. Это еще один проект Национального комитета по аэронавтике и исследованию космического пространства. На этом кадре фотография Марса, полученная в Новый Год. Впечатление художника превратилось в реальность, когда парашют приземлился на Титан, гигантский спутник Сатурна. Он приземлился прямо на поверхность.Эти фотографии были сделаны во время его посадки. Изображения на них похожи на береговую линию. И это действительно так, только перед нами океан жидкого метана - температура в котором достигает минус 170 градусов по Цельсию. Если мы выйдем за пределы нашей Солнечной системы, мы обнаружим, что звезды - это не просто мерцающие точки света. Каждая из них похожа на солнце с вращающейся вокруг неё свитой планет, и мы можем увидеть те места, где зарождаются звезды, например Туманность Орел. Мы также можем увидеть как умирают звезды. Так, например, будет выглядеть Солнце через шесть миллиардов лет. У некоторых звезд жизненный цикл заканчивается эффектным взрывом, оставляющим за собой следы, такие как на этом снимке.

В более широком масштабе, мы можем увидеть целые галактики звезд. Мы наблюдаем целые экосистемы, где циркулирует газ. Для космолога, эти галактики являются всего лишь мельчайшими частицами гигантской Вселенной. На этом кадре показан участок неба настолько маленький, что потребуется около ста точно таких же картинок, чтобы закрыть луну во время полнолуния. Через маленький телескоп, это будет выглядеть совсем бессодержательно, но вы сможете увидеть сотни маленьких, бледных пятен. Каждое такое пятно - это целая галактика, точно такая же как наша или как Андромеда, которая кажется совсем маленькой и тусклой только потому, что ее лучам требуется 10 миллиардов лет, чтобы добраться до нас. Вероятно, в таких галактиках планеты не вращаются вокруг звезд. Шансы на жизнь в этих галактиках очень скудны, потому что не было времени для ядерного синтеза в звездах, для того, чтобы образовались кремний, углерод и железо, элементы, необходимые для появления жизни и новых планет. Мы считаем, что все это возникло в результате Большого Взрыва - это некое горячее и плотное состояние материи. Как же все таки эта аморфная энергия в результате Большого Взрыва превратилась в наш сложный Космос?

Я собираюсь показать вам фильм, в ускорении 16 в 10-ой степени от реального времени, который показывает участок Вселенной, где происходят расширение и развитие структур. Вы видите, что по мере того, как проходят гига-годы, структуры эволюционируют, когда гравитация воздействует на мелкие, плотные неровности, структуры развиваются. В конечном итоге, спустя 13 миллиардов лет мы обнаружим нечто похожее на нашу собственную вселенную. Давайте сравним модели вселенных - в конце выступления я покажу вам более удачную модель - с тем, что мы действительно видим на небе. Мы можем проследить, что происходило на более ранних стадиях Большого Взрыва, но мы по-прежнему не знаем, что взорвалось и почему оно взорвалось.

Это проблема науки XXI века. Если бы у моей исследовательской группы был логотип, он был бы таким: уроборос, где слева изображен микро-мир - квантовой мир, а справа - крупномасштабная структура Вселенной со всеми планетами, звездами и галактиками. Мы знаем, что наши миры едины, существуют связи между тем, что изображено слева, и тем, что мы видим справа. Весь окружающий мир определяется атомами, которые сцеплены друг с другом и образуют молекулы. Энергия звезд образуется в результате реакции ядер этих атомов. И как мы узнали за последние несколько лет, галактики удерживаются вместе благодаря гравитационному притяжению так называемой темной материи: огромной массе частиц, гораздо меньших, чем ядра атомов. Но мы бы хотели знать, как происходит синтез на самом верху. Мы знаем как устроен квантовый микромир. Все в нем подчиняется законам гравитации. Эйнштейн объяснил это. Нерешенной задачей для науки XXI века остается найти взаимосвязь космоса и микромира с единой теорией - как гастрономически показано в верхней части нашего рисунка. (Смех) И пока мы не разгадаем этот синтез, мы не сможем понять, как зародилась наша Вселенная, потому что когда она была сама размером с атом, квантовый эффект мог сотрясти все вокруг.

И поэтому нам нужны теории, которые объединили бы очень большое с очень малым, чего пока еще нет. Между тем, одна идея существует - я покажу вам этот знак, и мои дальнейшие выкладки основаны на мысли, что наш Большой Взрыв не был единственным. Идея заключается в том, что наша трехмерная вселенная может являться частью многомерного пространства, как вы можете представиться себе с помощью этих листов бумаги. На одном из них вы можете представить муравьев думающих, что это двумерная вселенная, при этом не зная, что так же существуют и другие поселения муравьев, только в другом пространстве. Таким образом, еще одна вселенная может находиться в миллиметре от нашей, но мы об этом не знаем, потому что этот миллиметр находится в четвертом пространственном измерении, а привычное для нас пространство заключено только в три измерения. Следовательно, мы считаем, что физических реальностей может быть намного больше чем одна наша вселенная, образованная образованной в результате Большого Взрыва. А вот другая картинка. В правом нижнем углу показана наша вселенная, которая не выходит за рамки горизонта, но даже он - это всего лишь один пузырь, так сказать, если рассматривать в более широком смысле. Многие люди полагают, что также как мы поняли, что существует не одна солнечная система, а миллиарды солнечных систем, и не одна галактика, а много галактик, мы должны понять, что было много Больших Взрывов, а не один. Возможно, эти взрывы демонстрируют огромное разнообразие свойств.

Что ж, давайте вернемся к картинке. Одна из проблем символически изображена на самом верху, но существует еще одна проблема в науке, символически показанная в нижней части рисунка. Мы хотим не только синтезировать очень большое с очень малым, но и понять всю совокупность в целом. И самое сложное - это как раз мы с вами, находящиеся в середине между атомами и звездами. Мы полностью зависим от звезд, так как состоим из тех же атомов. Мы зависим от химии, которая определяет нашу сложную структуру. Очевидно, что по сравнению с атомами мы очень большие, и имеем сложную многослойную структуру. Также очевидно, что по сравнению со звездами и планетами, мы очень малы - в противном случае мы были бы раздавлены силой тяжести. Количество людей, нужное для того, чтобы составить солнце, будет соответствовать числу атомов, которое содержится в каждом из нас. Среднее геометрическая пропорция массы протона и массы солнца составляет 50 килограмм, в два раза меньше по сравнению характерной массой человека Земли. По крайней мере, большинства из нас. Наука о многокомпонентности, вероятней всего, является самой серьезной проблемой из всех, серьезнее, чем проблемы, касающиеся всего малого, что находится слева, и очень большого, что находится справа. И именно это та наука, которая не только приводит нас к пониманию биологического мира, но и ускоряет развитие нашего мира. Более того, она порождает новые виды изменений.

Теперь перейдем ко второй части моего выступления, и к моей книге "Наш Последний Век", упоминавшейся ранее. Если бы я не был скромным британцем, я бы сам о ней сказал, и еще добавил бы, что она имеется и в мягкой обложке.

(Смех)

А в Америке ее назвали " Наш последний час" потому что американцы любители мгновенного удовольствия.

(Смех)

Главная идея книги - показать, что в XXI веке, наука не только меняет наш мир, но меняет его по-новому и по-другому. Целенаправленные препараты, генетические модификации, искусственный интеллект, возможно, даже имплантаты в нашем мозгу, сам человек может измениться. А люди, их телосложение и характер, не менялись в течение тысячелетий. Но это может измениться в этом столетии. Это новое в нашей истории. Некоторые из результатов воздействия человека на окружающую среду - это парниковый эффект, массовые вымирания и т.д. - является беспрецедентным. И все это серьезная проблема для грядущего столетия. Био- и кибертехнологии полезны потому что они предлагают чудесные перспективы развития, при этом,снижая нагрузку на ресурсы и энергию. Но есть и обратная сторона медали. В нашем мире, где всё взаимосвязанно, новые технологии могут расширить возможности какого-нибудь одного фанатика, или сумасшедшего, вроде тех, кто занимается разработкой компьютерных вирусов, вызвающих серьезные катастрофы. Действительно, катастрофа может произойти в результате технических неполадок и привести к несчастному случаю - в результате ошибки, а не террора. И даже крошечная вероятность катастрофы неприемлема, если это может привести к серьезным глобальным последствиям.

Кстати, несколько лет назад Билл Джой написал статью, в которой выражал огромную обеспокоенность тем, что во роботы возьмут над нами верх, и так далее. Я не разделяю всех позиций, но интересно, что у него имеется простое решение. Это было названо мелкомодульным отказом. Он хотел отказаться от опасного вида науки и сохранить все полезное. Сегодня, это кажется абсурдно-наивным по двум причинам. Во-первых, любое научное открытие несет в себе положительный эффект, так же как оно несет в себе опасность. Также, когда ученый делает открытие, он обычно не знает как это могут в последствии применить. И это значит, что мы должны быть готовы пойти на риск, если хотим пользоваться благами, которые дает нам наука. Мы должны принять фактор риска. И я думаю, нам нужно вспомнить, что происходило в послевоенное время, после окончания Второй Мировой Войны, когда ученые-ядерщики участвующие в создании атомных бомб, в большинстве случаев были убеждены в том, что им следует делать все возможное, чтобы предупредить мир об опасности.

И они были вдохновлены не молодым Эйнштейном, который разработал теорию относительности, а уже старым ученым, каким его изображают на плакатах и футболках, которому научные достижения не помогли объединить все физические законы. Он опередил своё время. Но и являлся моральным компасом - источником вдохновения для ученых, которые вели контроль над вооружением. Возможно, величайший из ныне живущих людей это Джозеф Ротблат, с которым я имею честь быть знакомым. Как видите, точно с таким же беспорядком в кабинете. Ему 96 лет, он основатель Пагуошского движения. Именно этот ученый убедил Эйнштейна, в качестве последнего дела - подписать знаменитый меморандум Бертрана Рассела. И он подает пример того, каким должен быть настоящий ученый. Я думаю, чтобы использовать науку оптимально, нужно понимать, какие двери следует открывать, а какие лучше оставить закрытыми, нам нужны ученые, такие как Джозеф Ротблат.

Нам нужны не только физики-активисты, нам нужны такие биологи, компьютерные специалисты и экологи. Я думаю, на ученых и независимых предпринимателях лежит особая ответственность, потому что у них больше свободы, чем у тех, кто работает на государственной службе, или у сотрудников компаний, подверженных коммерческому давлению. Я написал книгу, "Наш Последний Век", как ученый, просто как обычный ученый. Но я думаю есть еще один ракурс, с которого уже в качестве космолога я предлагаю перспективы, помогающие осознать огромное будущее. Громадный промежуток времени, охватывающий все эволюционное прошлое, сейчас является частью общей культуры - по крайней мере, за пределами Американского Библейского Пояса - (Смех) но большинство людей, даже тех, кто знаком с теорией эволюции, не задумываются, что большая часть времени находится впереди.

Солнце светит в течение четырех с половиной миллиардов лет, и только спустя 6 миллиардов лет запасы его топлива иссякнут. На этом схематическом рисунке изображен своего рода временной промежуток, и мы находимся где-то в середине. Пройдет еще 6 миллиардов лет, прежде чем это произойдет, и вся оставшаяся жизнь на Земле испарится. Многие легкомысленно полагают, что люди будут свидетелями угасания солнца, но любая жизнь и разум, в то далекое время будут отличаться так же, как и мы отличаемся от бактерий. Для раскрытия разума и всех сложностей нужно преодолеть долгий путь, как здесь на Земле, так и, вероятно, далеко за ее пределами. Поэтому мы по-прежнему находимся на начальной ступени открытия сложностей нашей Земли и того, что за ее пределами. Если жизнь Земли уместить в один день где, январь - это ее рождение, а декабрь - смерть, XXI век был бы четвертью секунды в июне - это совсем крошечная часть года. Но даже в такой космической перспективе, наш век является очень, очень особенным, впервые люди могут изменить себя и свою планету.

Как я уже говорил ранее, не люди станут свидетелями гибели солнца, ими станут существа, отличные от нас, как мы от бактерий. Когда Эйнштейн умер в 1955 году, чтобы воздать должное глобальному статусу ученого в Вашингтон Пост была опубликована карикатура, нарисованная Гербертом Блоком. Табличка на картинке гласила: "Альберт Эйнштейн жил здесь." Завершая свое выступление, я хочу показать вам фотографию, которая очень меня вдохновляет. Это изображение известно нам уже более 40 лет: хрупкая красота суши, океана и облаков, в контрасте с безжизненным лунным ландшафтом, на котором астронавты оставили свои следы. Но давайте предположим, что кто-то наблюдает за нашей бледно-голубой точкой из космоса, но не в течение 40 лет, а в течение 4.5 миллиардов лет истории нашей планеты. Что они могли бы увидеть? На протяжении всего этого огромного промежутка времени, внешний вид Земли менялся постепенно. Единственные резкие изменения во всем мире могли бы быть вызваны серьезным воздействием астероида или вулканического супер-извержения. За исключением таких внезапных и кратковременных травм, ничего не происходит внезапно.

Дрейфовали континентальные массивы суши. Менялась площадь ледяного покрова. Новые виды возникали, развивались и вымирали. Но уже спустя крохотный промежуток истории Земли, за последнюю миллионная часть, в несколько тысяч лет, формы и виды растительности стали изменяться гораздо быстрее, чем раньше. Это началось с развития сельского хозяйства. Изменения ускорились по мере роста численности людей. За этим последовали другие резкие перемены. Только за последние 50 лет - а это одна сотая миллионного возраста Земли - количество углекислого газа в атмосфере начало расти, угрожающе быстро.

Наша планета превратилась в интенсивного излучателя радиоволн - в основном из-за телевизоров и мобильных телефонов, а также радиолокационных передач. И еще кое-что. Металлические предметы - хотя и очень маленькие, не более нескольких тонн - запускаются на орбиту Земли. Некоторые отправлены на спутники и планеты. Продвинутые инопланетяне, наблюдающие за нашей солнечной системой издалека могут с уверенностью предсказать гибель нашей планеты в следующие 6 миллиардов лет. Но могут ли они предсказать, что это случится раньше, чем в середине жизни Земли? Все эти изменения, вызванные человеком за последнее время занимают гораздо меньше времени по сравнению с теми, которые происходили миллионы лет, и происходят они с неудержимой скоростью. Если инопланетные существа продолжали бы следить за нашей планетой, свидетелями чего могли бы они стать за последнюю сотню лет? Предрешит ли какой-нибудь катаклизм судьбу будущего Земли? Или состояние биосферы стабилизируется? Или же некоторые объекты, запущенные с Земли, откроют для нас новые неизведанные островки, пост-человеческую жизнь в других местах?

Знание, открытое молодым Эйнштейном, будет существовать на всем протяжении развития нашей цивилизации. Но для того, чтобы она выжила, нам понадобится мудрость старого Эйнштейна - гуманного, глобальномыслящего, и дальновидного. И что бы ни случилось в этом, без сомнения, важном веке оно отразиться в отдаленном будущем и возможно далеко за пределами Земли, как показано здесь. Спасибо за внимание.

(Аплодисменты)

Категория: технологии | 09.02.2012
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Документальное кино онлайн | Театр онлайн | Джон Пилджер


www.doskado.ucoz.ru